Поиск
  • Андрей Зуев

Поворот

Пост обновлен июль 15

Ну почему она так? Виктор закрыл за собой дверь. А как начиналось! Глаза в глаза, и глубина взгляда говорила выразительнее слов; и так много тем для разговоров... На общем столике, что по пути к лестнице, стояли свежие цветы, пепельница и свежая же La Ciudad, с фотографией спины полицейского, облокотившегося рукой о причудливо изогнутое дерево и заголовком о двойном убийстве... Почему же она так решительно всё обрубила? Мария... Здесь это имя звучит иначе, чем дома; здесь оно как-то более изящно и более женственно. Перед глазами ещё стояло её стройное обнаженное тело, когда она выходила из ванной; черные волосы, карие глаза, выразительное очертание губ... И её жестокие слова на чужом и таком красивом языке.     До самолёта ещё полдня. Он вышел из дома и пошел куда глаза глядят, с  раненым самолюбием. Так и шёл, погруженный в себя и очнулся, лишь наткнувшись, неожиданно для себя, на несвойственную для чужой страны надпись на кириллице: славянское  кафе расположилось на этой стороне улицы, сразу от площади; за ним другое, потом - ещё. Целый русский квартал в тысячах киллометров от родной земли. - Что, скоро в аэропорт? - Вопрос с утвердительной интонацией на русском же языке прозвучал от группы стюардесс в форме, стоящих у входа в одно из заведений, и, судя по чуть повышенному тону, был  адресован кому-то наружу, вне их компании. Он, неделю не слышавший родную речь, оглянулся на голос. Одна из стюардесс смотрела прямо на него. Откуда она знает, что я русский? И что я сегодня улетаю? Видимо,  летела со мной  сюда, - подумал он, силясь вспомнить стюардессу, обслуживавшую его на том рейсе. - Вы меня не вспомните, - угадав его мысли, и почему-то уверенная в своих словах, добавила девушка. Такое ощущение, что ей хотелось общения. - А мы сегодня спецрейсом улетаем, другим самолётом, - зачем-то сообщила она, охватывая взглядом коллег, видимо, стараясь таким образом приобщить их к диалогу, но они захихикали о чем-то своем. Он не был настроен на флирт, но женское внимание  было сейчас самым настоящим бальзамом. Вдруг захотелось кофе. Улыбнувшись стюардессе, он пошел дальше, изучая вывески кафе, выбирая, куда лучше зайти.

  Вдруг словно кто-то тронул его между лопаток. Несколько людей верхом на лошадях (лошади в этом городе никого не удивляли) в непонятной форме направлялись в его сторону. Не было никакого сомнения, что именно он был объектом их внимания. Какая-то опасность, исходившая от этих людей, чувствовалась всем телом. Он не имел даже предположения, кто они и чего от него хотят, но какая-то злобная решимость, чувствовашаяся в их фигурах, заставила не искать ответ на эти вопросы. Он решил затеряться и быстрым шагом направился по тротуару -  прятаться в кафе означало сдаться. Город неожиданно закончился: за углом очередного невысокого здания сразу начиналось поле, поросшее травой, а за ним, метрах в двухстах, росли деревья, ещё дальше начиналась поросшая лесом гора. Назад дороги уже не было. Оглянувшись очередной раз, чтобы удостовериться, что угроза не мнимая, он не мог не обратить внимания на ещё одного человека, несомненно, точно так же пытавшегося укрыться от загадочных всадников. Через поле до перелеска они бежали уже вместе. Преследователи почему-то не стали преследовать их по пятам, а взяли правее, объезжая эту лесопосадку.

    Может, более разумно было притаиться, спрятаться и переждать, но сидеть и ждать было невыносимо отчасти оттого, что природа угрозы была неясна, отчасти потому, что всё вокруг было чужое и неизвестное, а скорее всего потому, что предпринимать действие в опасной ситуации, хоть что-то делать, казалось более спасительным, чем мучительное ожидание в бездействии, когда каждая минута длится как полчаса, а сердце стучит громче голоса. Они выскочили из лесополосы и побежали по полю дальше от города, в сторону леса, взбиравшегося на гору впереди. Дикая высокая трава  временами скрывала их из виду. Внезапно она закончилась, перед ними возник сравнительно невысокий ветхий деревянный забор, который в этой ситуации не стал препятствием. За забором стояли несколько пустых собачьих будок и пара некрашеных деревянных сараев. Здесь не было ни души, но по разрозненным признакам было видно, что эти строения пустуют недавно и временно. Отличное место для укрытия, но что-то заставило их бежать дальше. Преследователи обходили справа, словно планируя отрезать дорогу в лес, но явно не успевали. Трава была уже не такой высокой.     Не понятно, почему они до сих пор нас не настигли. Остаётся немного: метров через сто, а может, и через пятьдесят, (всегда была проблема на глаз определять расстояние) начинается спасительный лес, уходящий на гору. Последний рывок. Вдруг спутник резко дёрнулся и упал. Почти одновременно по полю прокатился сухой звук выстрела. Багровое пятно расплылось по его рубашке. Дикий ужас заставил зашевелиться волосы и придал сил: Виктор скачками бросился к лесу как никогда в жизни. Не оглядываться. Быстрее! Главное - достичь деревьев, а там и кусты... Скачок за скачком спасительный лес приближается. Наконец он достиг первой сосны. Дежавю. Виктору показалось, что он где-то уже видел это причудливо изогнутое дерево. Ещё пара шагов и... мощный удар в спину толкнул его вперёд. Боли не было, но было понимание бесповоротно свершившегося. За мгновение, что приближалась земля, мягко устланная сосновой хвоей, промчались досадные мысли о сегодняшнем рейсе, который теперь улетит без него, о том, что конец застал его в чужой стране и он не увидит больше свой дом и о Марии, которой не придется страдать; и теперь уже ясно вспомнил, что эту сосну видел сегодня утром на обложке свежей La Ciudad.



Просмотров: 18
Профессиональный фотограф
Свадебный фотограф
Фоторепортёр
  • Серый Facebook Icon
  • Серый Instagram Иконка
  • Серый Vkontakte Иконка

© Зуев Андрей 2020

1365241@mail.ru